back

Want to support Global Action on Aging?

Click below:

Thanks!

  

Интервью вице-президента УК "Атон-менеджмент" Вадима Соскова

Анастасия Скогорева

Газета.ru, 7 марта 2003 г.

В интервью "ГАЗЕТЕ" вице-президент управляющей компании ATON Asset Management Вадим Сосков рассказал о том, какие препятствия может встретить на своем пути пенсионная реформа и какими могут быть последствия ее проведения для граждан, правительства и российских финансовых рынков...

Речь идет о пятой части пенсии.

- Пенсионная реформа - на сегодняшний день один из самых сложных и больных вопросов для правительства, а спор о том, должны ли управлять пенсиями частные компании или ГУК (государственная управляющая компания), давно уже превратился в "долгоиграющий конфликт". Хотелось бы понять, о каких суммах хотя бы приблизительно идет речь и из-за чего ломается сейчас столько копий?

- Чтобы ответить на этот вопрос, надо прежде всего уточнить, из каких частей складывается пенсия каждого российского гражданина. На сегодняшний день трудовая пенсия складывается из трех составляющих: это базовая трудовая пенсия, то есть та часть, которая фактически выплачивается нам как гражданам России уже за то, что мы имели честь родиться в этой стране.

- Сколько она составляет?

- Немногим меньше 600 рублей. Правда, ее размер колеблется в зависимости от того, где она выплачивается. Региональные власти зачастую вводят коэффициенты, которые позволяют увеличить объем базовой пенсии. Наиболее характерным примером этого могут служить так называемые "лужковские надбавки", которые выплачиваются в Москве.

Однако это - лишь одна часть денег, на которые может рассчитывать человек при выходе на пенсию. Есть еще и так называемая страховая доля пенсии. Ее расчет достаточно сложен и зависит как от стажа работы, так и от суммы перечисленных средств в пенсионную систему за конкретного работника.

Кроме базовой и страховой частей трудовой пенсии, есть еще и так называемый накопительный элемент. Формируется он следующим образом: в настоящий момент каждый работодатель платит в Пенсионный фонд средства за каждого своего работника. В результате туда отправляется 28% от той суммы, которая идет на выплату зарплаты работнику. Из этих 28% ровно половина - 14% - уходит на "пенсии с колес".

- Имеется в виду, на выплату нынешних пенсий?

- Да. А оставшиеся 14% до недавних пор вливались в чистом виде в страховую пенсию. А вот с 2003 года эти средства будут разделяться: часть из них - от 8% до 12% - пойдут на страховую пенсию, а часть - от 2% до 6% - составят накопительную часть пенсий. Иными словами, государство предоставило людям возможность увеличивать объем своего пенсионного обеспечения при помощи накопительной составляющей.

- Но если речь идет о 2-6%, то это должна быть не такая уж большая сумма? Во всяком случае, она несравнима с теми деньгами, которые будут направляться на обеспечение страховой и трудовой составляющих пенсий?

- Совершенно верно. В номинальном выражении это в любом случае будет составлять не более 20% от объема средств, идущих в Пенсионный фонд. Так что сыр-бор о неких гарантиях, о неких зловещих проблемах, которые возникнут в случае участия частных пенсионных фондов или управляющих компаний в процессе пенсионной реформы, мягко говоря, несостоятелен и надуман. Страшилки, что частные структуры профукают ваши пенсии, - целиком и полностью не более чем попытки запугать тех, кто не владеет всей информацией. Максимум, что рискует потерять гражданин, доверив свою пенсию частным фондам, это пятую ее часть. 80% пенсии государство сохраняет при любом развитии событий. А вот 20% от этой суммы у тебя есть реальный шанс увеличить.

"Возмущаться Общественный совет сможет, а вот контролировать ситуацию - вряд ли"

- Хорошо, есть шанс увеличить накопительную пенсию, и есть шанс потерять эту пятую часть от базовой пенсии. Возникает вопрос, кто и на каких основаниях будет выбирать "лучших из лучших" для управления накопительной частью пенсий?

- Это вполне четко прописано в двух законах - "Об инвестировании средств для финансирования накопительной части трудовой пенсии в Российской Федерации" и "Об изменениях и дополнениях в Закон о негосударственных пенсионных фондах". Они без преувеличения являются базовыми. Правда, для того чтобы их нормы стали претворяться в жизнь, необходимо принять еще ряд подзаконных актов. В настоящий момент координатором этой работы по подготовке постановлений правительства, уточняющих эти законы, является Министерство экономического развития и торговли России. Его работа идет не слишком гладко - первый конфликт, как мы могли совсем недавно убедиться, уже был выплеснут на страницы газет - о том, что деньги "молчунов" будут переданы под управление Внешэкономбанка.

Предполагается, что будет выбран и уполномоченный федеральный орган, осуществляющий координацию и надзор за процессом инвестирования. Здесь пересекаются интересы и Минфина, и ФКЦБ, и в какой-то мере Минтруда. Однако, с моей точки зрения, шансы Минфина в этом споре представляются более предпочтительными.

- Значит, Минфин будет фактически единолично решать, кто и как будет распоряжаться деньгами будущих пенсионеров?

- Не совсем так. Законодательством прописано создание Общественного наблюдательного совета по инвестированию средств пенсионных накоплений. Его состав будет утверждаться указом президента России.

- Этому органу отводятся контролирующие функции? Он будет чем-то вроде Счетной палаты?

- И да и нет. Да - поскольку он, как и Счетная палата, сможет запрашивать у Минфина - или другого управляющего органа - информацию о формировании инвестирования средств пенсионных накоплений, аудиторские отчеты. Он также должен будет заслушивать доклады уполномоченных лиц из Минфина. Однако на этом его сходство со Счетной палатой заканчивается. Счетная палата прописана в законах как государственный орган, Общественный совет - это общественная, а не государственная организация. Так что он сможет, пожалуй, широко размахивать руками в случае каких-либо нарушений...

- И привлекать внимание криками "Деньги воруют!"?

- Конечно. Сложнее, по-видимому, будет обстоять дело с реальным контролем за ситуацией. Ведь в законе прописано только то, что совет может требовать того-сего, пятого и десятого. Но не прописано, должен ли Минфин предоставлять ему все требуемые аудиторские отчеты, доклады и т.д. Вполне может сложиться ситуация, при которой Общественный совет будет требовать, чтобы перед ним отчитались, а отчитываться перед ним не будут вовсе или будут делать это чисто формально, по принципу...

- ...Васька слушает, да ест.

- Ну, уполномоченному органу либо другим субъектам отношений будет за его невнимание общественное порицание. Насколько страшным для него будет это наказание - покажет время.

"На бумаге право будет у всех, а вот реализовать его смогут не все"

- Хорошо, идем дальше. Уполномоченный орган определяет, какие управляющие компании и пенсионные фонды будут допущены к накопительной части пенсий. Что дальше?

- Дальше дело за гражданами. Деньги первоначально поступают в Пенсионный фонд России, который затем должен направлять их в соответствии с пожеланиями граждан - либо в управляющую компанию напрямую, либо в негосударственный пенсионный фонд.

- А те, кто не хочет доверять свои деньги ни УК, ни НПФ?

- Ну, если гражданин по какой-либо причине не доверяет частным фондам или, напротив, всецело доверяет государственным институтам - что ж, в соответствии с законом у него есть право промолчать. В этом случае деньги будут отданы под управление Государственной управляющей компании (ГУК).

- Хорошо, вопрос с ГУК оставим на потом, а вот как быть с НПФ? Насколько я понимаю, сами они не могут управлять деньгами будущих пенсионеров. Они же должны будут выбрать себе УК?

- Совершенно верно. И это - одно из преимуществ, которыми УК будут располагать, когда законы начнут претворяться в жизнь. Если деньги будут передаваться напрямую им, то вкладчик сможет сэкономить на расходах, которые компания будет нести при управлении инвестиционным портфелем. А НПФ, помимо этих расходов, придется тратиться еще, оплачивая услуги выбранной УК.

- Значит, к УК деньги придут в любом случае?

- Да. У них действительно есть определенные гарантии, что они не останутся "на обочине".

Впрочем, это не значит, что жизнь УК обещает быть совсем безоблачной. Прежде всего потому, что им придется пройти через жесткий конкурсный отбор. Если конкурсы пройдут в предписанные сроки, то до 1 июля 2003 года Пенсионный фонд России должен направить каждому застрахованному письмо, в котором будет сказано о состоянии его личного пенсионного счета. И одновременно в этом письме должен быть список УК, и из этого списка гражданин может выбрать компанию, которая будет нести ответственность за управление средствами застрахованного лица. Если же конкурсы не пройдут в срок, то в этом году шансов поучаствовать в выборах УК у граждан не будет. А жаль - потому что не мешало бы обкатать этот вариант. Хотя бы потому, что у людей могут возникнуть серьезные проблемы при выборе УК, и проблемы прежде всего технические.

- Что это значит? Людям что, сложно будет выбрать себе понравившуюся компанию?

- Выбрать, может быть, будет просто. Но граждане должны будут не просто подчеркнуть какое-то наименование в списке, а прийти в территориальное отделение Пенсионного фонда с заявлением, в котором будет указано, какой компании они доверяют управление своими пенсионными средствами. Я лично не знаю, где находится мое территориальное отделение ПФР. Но даже если я узнаю - предположим, я приду туда и увижу там очередь. Так неужели я буду выстаивать ее? Скорее, я просто махну рукой и уйду оттуда - тем более, если я простой гражданин, не обремененный излишними познаниями о пенсионной реформе и не слишком хорошо понимающий, зачем вообще нужна вся эта морока.

- И нет никакой альтернативы?

- Почему же, есть. Можно обратиться к нотариусу, чтобы он заверил твою подпись на документе, присланном из ПФР. Однако опять-таки возникает вопрос, захотят ли люди этим заниматься. И главное, захотят ли они платить лишние деньги нотариусу - опять-таки, ради весьма непонятной для миллионов цели.

Поэтому все, что будет происходить, - это своего рода проверка на прочность. И для государства необходимо сделать все от него зависящее, чтобы предоставить гражданам реальную, а не теоретическую возможность выбрать себе УК. Иначе может сложиться впечатление, что идея пенсионных накоплений - самая настоящая фикция, так как право воспользоваться своим правом будет сопряжено с гигантскими трудностями.

Не будет ни грибов, ни мыльных пузырей.

- А из чего выбирать? Неужели всем вкладчикам будет разослан этот устрашающий список из 78 управляющих компаний?

- Нет, в соответствии с правилами конкурса в результате "естественного отбора" могут остаться всего 10-15 компаний. Вот их-то названия и будут внесены в текст письма, которое направит ПФР.

- Из списка понятно, что львиная доля УК возникла в последний год плюс еще неполных два месяца нового года. Например, в 2002 году появилось на свет 39 УК, а к 7 февраля этого года их число выросло еще на пять. Эти "грибы" появляются, надо думать, в преддверии мартовских событий, о которых мы говорили выше?

- Безусловно, тот факт, что пенсионная реформа в 2002 году стала набирать обороты, подхлестнул активность финансовых компаний. И действительно, эти УК возникают потому, что интерес к пенсионным деньгам очень велик.

- Однако это не так уж хорошо для вкладчиков. Отдать свои средства под управление некой новорожденной структуры - это может обернуться весьма неприятными последствиями для будущих пенсионеров.

- А никто им деньги и не отдаст. Хотя бы потому, что непременным условием прохождения конкурса является двухлетний срок деятельности компании-претендента. Иными словами, те 39 УК, которые возникли в 2002 году, и тем паче та пятерка, которая увидела свет в январе-феврале этого года, не имеют никаких шансов попасть в список ПФР. И это правильно - ведь многие из этих компаний испытывают сейчас трудности с набором кадров. Специалистов по пенсионной реформе, по управлению пенсионными деньгами на рынке в 2002 году было не так уж много, их в основном наняли крупные УК, которые также готовятся к тому, что в 2003 году главные подзаконные акты все же будут приняты и конкурсы по выбору УК состоятся. Так что новым УК приходится нелегко, если учесть, что реально в штате многих новорожденных УК всего 4-5 сотрудников, включая секретаря и курьера.

- Хорошо, а каким образом УК будут привлекать к себе клиентов? Это что, будет повторение рекламной кампании, которую развернули в свое время ваучерные фонды, а затем российские банки? Идите к нам - и вы получите 200% годовых, или даже 300%, или 400%?

- Нет, насколько мне известно, такого рода реклама будет строжайше запрещена. УК могут объявить о результатах своей деятельности в прошлом году, чтобы будущие инвесторы могли воочию убедиться - эта компания действительно можно эффективно управлять активами. Однако о каких-то заоблачных обещаниях речь идти не должна.

"Прецедент Enron на российской почве вряд ли повторится".

- Но вот УК выбрана, деньги поступают под ее управление. Куда она может их направлять? И насколько вкладчики могут быть уверены, что их деньги не станут хорошим материалом для возведения всякого рода финансовых пирамид?

- Стоит отдать должное авторам закона о накопительной части пенсий: ответ на заданный вами вопрос прописан в законе четко и ясно. УК имеют право инвестировать средства в ГКО, акции и облигации российских эмитентов, паи индексных инвестиционных фондов, размещающих средства в акции и облигации иностранных государств.

- Значит, наши УК смогут вкладывать средства в "корпоративку". Но ведь у всех акций и облигаций российских компаний недостаточно высокие рейтинги - они считаются спекулятивными ценными бумагами. Выходит, что у нас вообще нет ограничений - размещай средства, куда захочешь?

- То, что я назвал, - это общий список. Важно подчеркнуть, что на каждую категорию ценных бумаг будут введены определенные ограничения - например, в акции одного российского эмитента можно будет инвестировать не более 10% от той суммы, которую получат от гражданина УК. Так что и у нас будет определенная система, которая будет определять степень риска при вкладывании средств в те или иные активы. И это является неплохой гарантией того, что львиная доля денег не будет вложена в акции одной компании, как это было с американскими пенсионными фондами, которые накинулись на бумаги Enron.

- Значит, в США не существовало подобных ограничений на деятельность пенсионных фондов? Им не предписывалось вкладывать в госбумаги столько-то процентов активов, в акции столько-то и т.д.? Почему в данном случае Россия решила пойти своим путем? Может, чтобы не допустить повторения подобного краха уже на российской почве?

- Я бы не взялся отвечать на этот вопрос с уверенностью. Однако могу сказать, что уроки Enron, конечно, учли все. И оказаться в аналогичной ситуации не хочется никому. Сейчас и американские, и европейские пенсионные фонды переживают нелегкие времена, можно сказать, что идет своего рода "переоценка ценностей". Как ни странно это звучит, во многом наши и их проблемы совпадают, хотя мы находимся только в начале пути, а у них частные пенсионные фонды действуют уже давно. Так что есть чему поучиться и есть что взять на вооружение при проведении пенсионной реформы у нас.

- Хорошо, одну опасность устранили. Но есть ведь и другая - не превратятся ли НПФ в "карманные фонды" при крупных предприятиях. Иными словами, не будут ли они вкладывать средства исключительно в акции материнских компаний, что превратит деньги будущих пенсионеров в финансовую подпитку для крупных российских корпораций?

- Естественно, подобную возможность тоже предусмотрели. На объем инвестиций в ценные бумаги материнских компаний также введены жесткие ограничения.

Стоит отметить, что подобная диверсификация инвестиционного портфеля НПФ или УК - вещь более чем правильная. Западный опыт показывает, что при соблюдении принципа диверсификации средства пенсионных компаний имеют тенденцию к увеличению. То есть за десятилетний или двадцатилетний период деятельности НПФ какие-то вложения могут, конечно, оказаться невыгодными, какие-то компании, куда были инвестированы средства, могут разориться. Однако эти потери будут компенсированы за счет доходов от других активов.

- Но это в нормальной ситуации, а не в периоды кризисов финансовых рынков. Сейчас западным НПФ, наверное, сложно найти активы, которые компенсировали бы их потери.

- Такие периоды всеобщего спада - скорее исключение из правил, чем правило. Они не бывают продолжительными. А мы говорим о 10-20-, даже 30-летнем периоде: ведь если мы с вами принесем деньги в УК, именно столько лет пройдет до тех пор, пока мы выйдем на пенсию.

ГКО дохода не приносят, зато деньги сохраняют.

- Значит, у граждан все же будут определенные гарантии того, что их средства хотя бы сохранятся, а в лучшем случае приумножатся.

- На мой взгляд, мы не совсем правильно подходим к этому вопросу. Мы все время пытаемся успокоить граждан - не бойтесь, частные фонды не присвоят ваших средств, их деятельность будет жестко контролироваться, закон предусматривает всевозможные ограничения для того, чтобы деньги пенсионеров не пошли на строительство новых финансовых пирамид. А ведь вопрос надо ставить иначе: кто будет более эффективно управлять пенсионными средствами - государство или частные компании. Мы можем рассказать о нашей инвестиционной стратегии, а вот об управляющей стратегии ГУК на сегодняшний день ничего не известно. Однако опыт позволяет предполагать, что вкладывать средства она предпочтет в ГКО. Как это делал Пенсионный фонд России в предшествующие несколько лет.

- Но ведь ГКО не приносят практически никакого дохода.

- Вот именно. Фактически инвестиции в госбумаги лишь гарантируют, что средства пенсионеров не пропадут. Чтобы убедиться в этом, достаточно посмотреть на результаты прошлого года. По предварительным оценкам ПФ России, среднегодовая доходность размещения средств накопительной доли составила 17%, в то время как среднегодовой показатель инфляции - 15,4%. Так что вкладчики выиграли 1-2%, не более. Не слишком-то много.  


Copyright 2002 Global Action on Aging
Terms of Use  |  Privacy Policy  |  Contact Us